Hetalia: Through the Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1569 г. - 1795 г. (Вост. и Центр. Европа) » Сердце красавицы склонно к измене (Беларусь, Литва)


Сердце красавицы склонно к измене (Беларусь, Литва)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: начало XIII века, золотая осень, тепло и солнечно
Место: Полоцк (Белоруссия), изба Полоцка на окраине города
Суть: Литва все тот же пытливый юный романтик, который пытается заполучить сердце своей соседки. Как только он к ней не подходил – и по-доброму, и не очень, она была неприступна при любом раскладе. Доходило до серьезных драк между ними, где Бела одерживала победу. Но, однажды, то ли она не углядела, толи ещё каким-то образом, но Литва взял Полоцк с боем (видимо, решил показать «мускул»).  Он пошел на этот шаг, чтобы завоевать сердце юной дивы, но она… все равно не впечатлена. (теперь мне понятно, с кого писали образ царевны Несмеяны)
З.Ы. - Литва уверен, что Беларусь покорена  и теперь его, поэтому не особо церемониться с ней (аки брутал)
Игроки: Беларусь (Полоцк) (13), Литва (13)
Цели: Литве – постараться добиться от Беларуси взаимности, Беларуси – игнорировать Лита, просто не обращая на него особого внимания. Хоть Полоцк сдан, у Беларуси есть шанс не попасть в зависимость от Лита (какой – спроси Грецию)
Игру начинает: по договоренности, предпочтительней Литва
Очередность постов: строгая
Рекомендации:
1) Полоцкое княжество, ВКЛ (Википедия)
2) http://annales.info/rus/polock.htm#1

2

-Ахахаха!!!! Полоцк мой, МООООЙ!!! - разразился Литва безумным смехом, а в глазах его заиграли дьявольские огоньки, - Теперь и ты точно будешь моей!
Это победное обращение Лоринайтис прокричал с горы обломков сражения и трупов белорусских воинов, накиданных в одну большую кучу будто сено в стоге. Наталья как раз поспела к финалу и теперь имела шанс лицезреть его, грязного, в разорванной и окровавленной одежде, но счастливого в своей победе.
- Полоцк взят, Натали. Я жду сатисфакции в виде взаимности к чувствам моего сердца, - с трудом подавляя приступы юношеской гордости, провозгласил Торис, сверху вниз глядя на Арловскую. Сейчас она, как никогда, казалась хрупкой и нежной, так что литовец будто еще больше полюбил ее в этом новом качестве.
-В присутствии всех на этом поле, я объявляю себя Королем Белорусии, всех ее земель и подданных ее! - что есть мочи прокричал Торис, и, чуть переведя дух, спустился вниз к возлюбленной, - Натали, ты удостоена отныне чести быть моей Королевой..., - театрально провозгласил Литва, выдержав паузу, которую литовские воины наполнили громогласными радостными возгласами. "Да здравствует Королева! Слава Великому Королю и его безграничной милости!!"
Торис сделал повелительный жест рукой, после чего все вокруг притихли:
- Будучи воистину безгранично любезен к тебе, о, моя возлюбленная, я предлагаю тебе самой назначить дату свадьбы. Идём же! Нам уже пора в замок, иначе до ночи не успеем.
"Вот пан Лукашевич обрадуется!, - не сдержав улыбку, подумал Литва, - Когда он вернется из дальних стран, его ждёт приятный сюрприз! Наконец-то он будет мной гордиться!"

Отредактировано Lietuva (20 Фев 2012 17:21:24)

3

«Господи, ну что он снова придумал? Только от важных дел отнимает, ей-богу…»
Именно так думала Наташа, когда к ней прибежал насмерть перепуганный гонец и сообщил, что Литва, мол, ожидает ее в Полоцке. Успокоив и отпустив парня, она засобиралась в путь, а то никак хуже будет, если она к нему не явится.
Уже при подъезде к городу Полоцкое княжество одолевало дурное предчувствие. Вышагивая по еле заметной тропинке меж выгоревшей травы, сильная тоска по погибшим в бою ее людям завладевала ее сердце. Но ей еще предстоял длинный и малоинформативный разговор с «рыцарем» ее сердца, и, к ее вящему сожалению, Наташе придется потерять впустую эти несколько часов. А сколько можно было бы сделать полезных вещей, например, написать пару писем малоизвестному ей, но такому притягательному Владимиро-Суздальскому княжеству…. Легко встряхнув головой, она решительно направилась к горе обломков и трупов, на которую победоносно встал Литва.
- Полоцк взят, Натали. Я жду сатисфакции в виде взаимности к чувствам моего сердца...
- Что ж, - Наташа неторопливо прочистила горло, и, скрестив руки на груди, бесстрастно продолжила - Если ты думал, что убийство громадного количества моего и без того немногочисленного народа может меня впечатлить, то расстрою тебя – у тебя это не вышло.
-В присутствии всех на этом поле, я объявляю себя Королем Белорусии, всех ее земель и подданных ее!
«Да-да, конечно, - с едва сдерживаемым смешком подумала Полоцкое княжество – И король всея мира еще не забудь сказать».
Как только Торис предложил ей отправиться в замок (слова о «великой чести», которой она была удостоена, девушка милостиво пропустила мимо ушей), Наташа задумалась. По сути, нужное письмо уже было отправлено несколько дней назад и вероятность того, что ответ вот-вот должен придти, была очень высока. Притом, Владимиро-Суздальское княжество был всегда крайне тактичен, и письма всегда возвращались два дня спустя, вне зависимости, где он находился и чем он занимался. Это, разумеется, гораздо больше льстило Наталье, чем вот эти нелепые показные завоевания. Но, все же…
«Все равно же мой гонец меня везде найдет, так что, думаю, стоит повеселиться, наблюдая, как будет распинаться мой дорогой «рыцарь»…»
- Эмм… давай подумаем насчет свадьбы позднее, - медленно начала она, усиленно подбирая слова, чтобы ненароком не нахамить Торису и не испортить все наслаждение от будущего действа - а сейчас отправимся в замок, чтобы отпраздновать твою победу, – воскликнула Наташа, оглядывая взглядом толпу. Большинство восприняло эту новость радостно, но некоторые ее люди, сумевшие выжить в этой битве, ошеломленно не верили в услышанные слова. Встретившись взглядом с одним из них, девушка лишь озорно подмигнула ему и хитро улыбнулась. Тот уже увереннее заулыбался, понимая, что их княжество так просто сдаваться не намерено.
«Хоть бы гонец успел нас перехватить,… хоть бы…» - крутилась одна-единственная мысль в ее голове.

Отредактировано Belarus (20 Фев 2012 19:06:25)

4

"Я не верю своим ушам! Неужто согласна???" - чуть дыша думал Торис, когда до него дошел смысл наташиных слов. На него даже не на долго напал ступор, ведь так далеко он еще и не смел заходить в своих фантазиях. Не то чтобы он не рассчитывал на победу, просто он старался о ней не думать, дабы не сглазить.
- Ах, Натали, моё сердце навеки принадлежит тебе, "...а твои земли - мне", - заключил Торис, внезапно даже для себя сорвав поцелуй с губ прекрасной девы.
Заметив взгляд Арловской в сторону ее воина, Лоринайтис и сам внезапно вспомнил о тех, кто собственно ему и обеспечил его лавры победителя:
- Максимилиан! - властно подозвал литовец своего резвого вороного скакуна, мирно щипавшего пожухлую траву возле криво лежащего трупа. Когда конь рысцой подбежал к хозяину, Торис указал белоруске на расшитое золотом кожаное седло, - Присядь, милая, сейчас поедем.
- Литовцы! - изрек новоиспеченный "владыка белорусских земель", - По коням, живо! Пленных не брать. Фельдшер! Ты останешься и поможешь тяжело раненым - это будет их первый дар от Короля.
Отдав необходимые распоряжения, Лоринайтис стер пот со лба огрубевшей ладонью. Сражение было ранним утром и к моменту долгожданной победы Ториса уже во всю разошелся день. Этот сентябрь ничем не отличался от июля, солнце неумолимо пекло, явно стремясь зажарить воинов в их железных доспехах.
Литовец не был неженкой, однако даже ему казалось, что если он немедленно не ощутит хоть немного прохлады, его хватит тепловой удар. Израненным воинам было и того хуже, поэтому литовцы все как один по первому же слову Лоринайтиса взобрались на своих коней. У кого не было собственного скакуна (в бою умирали не только люди), тех по-дружески пристроили товарищи на собственных лошадях.
Торис также решил ехать на одном коне с Наташей. Правда скорее не потому, что у нее не было своего средства передвижения, а потому, что так он был бы к ней ближе.

5

"Боже и на что я подписалась... Ладно, главное не разнервничаться и не потерять контроль над ситуацией. Стоп,... что с ним такое? Он,... он в порядке? Торис как будто в статую превратился..."
Мгновение - и неожиданный поцелуй Литвы резко оборвал все ее мысли. Это было настолько необычно для него, что девушка даже удивилась, что в его присутствии было крайне редко. Но отреагировала Наташа на поцелуй разве что только шокированным, немного безумным видом и ощущением обреченности - сама же пошла на это.
Присядь, милая, сейчас поедем.
Внутренне неохотно принимая его предложение, девушка, невольно любуясь золотым рисунком на седле, легко вскочила в седло. Но, поднявшись повыше, ее глазам предстала более чем безрадостная картина. С пусть и небольшой, но высоты, казалось, что восстановить Полоцк будет практически невозможно, а повсюду мозолили глаза трупы ее народа, людей, защищавших ее...
- Ребята держитесь, - еле слышно прошептала она, - Вы же знаете, что я так просто никогда не сдамся, я обязательно вернусь, больше не дам себя в обиду...
Литва же в эти короткие мгновения раздавал указания своим воинам, которые слушались его беспрекословно. Сейчас солнце почему-то палило сильнее обычного, и на девушку неожиданно пахнуло терпкой смесью запахов луга и разлагающихся тел. Наташа, было, думала, что хуже некуда, но тут позади нее на Максимилиана  взгромоздился Торис и ко всей "феерии" аромата прибавился еще и запах пота.
"Чудесно..."
Конь, чутко слушавший своего седока, двинулся в путь и дышать стало немного легче. Незаметно въехав в лес, Полоцкое княжество почувствовала, как ее волосы развевает легкий дружелюбный ветерок и, на мгновение забывшись, девушка искренне улыбнулась ему.
- Спасибо, - негромко обратилась она к верно молчащему Литве - Спасибо за то, что не дашь погибнуть моим людям от ран, тобой же нанесенных.... - сухость в ее голосе появилась сама собой - Я очень признательна тебе за это. - под сенью высоких лип была приятная прохлада и девушка, не спрашивая разрешения у парня, приостановила скакуна, собираясь спрыгнуть.
- Пусть они едут дальше. А мы, думаю, не сильно опоздаем, если немножко прогуляемся по этому лесу пешком. - боясь, что Торис ей не поверит, Наташа ультимативно остановила коня и тот рассерженно фыркнул.
"Как там правило звучит? Скажи два раза искренне и на третий раз тебе поверят?"

6

"Свидание???? О, Боже, это же свидание!!!!" - мозг Ториса готов был взорваться, а сердце - выскочить из груди, - "Вот так вот! А пан-то говорил, что не выйдет! Я ведь знал, что бабы вешаются только на сильных и красивых! А я, очевидно, ни тем ни тем не обделён"
- Ах, дорогая, что за чудное предложение! - живо выпалил Лоринайтис, о чем сразу и пожалел - следовало выдержать мужественную паузу и отвечать неспешно, с расстановкой. Как Брагинский (черт-бы-его-побрал!) примерно.
Литва с легкостью жаворонка соскочил на сочную траву и не забыл предоставить руку даме, чтоб той было удобнее переместить седалище с несчастного Максимилиана, порядком подуставшего вести два тела сразу. Торис с наслаждением вдыхал свежий воздух и любовался красотой природы, держа за руку ту, о которой так долго мечтал. Сердце его пело и он сам, поддавшись искушению, дополнил мирные звуки леса незамысловатой мелодией:
"Nebelinksmas mūsų kaimas,
Nebemoooookame dainuot
Nebesiiirenka kaimynai
Pas kitus...pavakarooot....."

Юнец на секунду остановился перевести дыхание и, поймав взгляд Наташи, истолковал его по-своему:
- Тебе нравится песня, Натали? Хочешь, научу?..Или, может ты любишь литовский? И ему тоже научить могу! Хотя, лучше сразу польскому - тогда ты и с паном сможешь поговорить, да и проще тебе будет.
Торис вообще по натуре был мечтателен и порой заходил в своих раздумьях несколько дальше, чем следовало. Особенно, чем следовало бы делать, размышляя вслух:
-Вот, поженимся с тобой и будет у нас много-много детей! Они будут красивы как их мать и сильны как отец. Я затем дам им лучшее воспитание.... а ты, душа моя, будешь самой прелестной кормилицей во всем королевстве! О, несомненно будешь...
Вот так они шли и общались, пока Торис не понял, что пропустил нужный поворот примерно полчаса назад. Тогда-то он остановился как вкопанный и тяжело сглотнул:
Вот черт. А где мы?

7

Честно говоря, Наталье нравились живые, эмоциональные люди, люди, способные всегда поддержать настроение компании, и быть, собственно, ее главным «проявителем». Девушка бы отдала все на свете, чтобы ее ненаглядный братик был таким же веселым, но в то же время она прекрасно понимала, что такого никогда не будет. Слишком тяжелая ноша досталась Брагинскому, и княжество вряд ли бы вела себя в подобных условиях как-то иначе...
«В любом случае, серьезность - всегда признак взрослого государства, взрослой страны» – именно так считала она. Наташа никак не могла дождаться того момента, как сама станет взрослой, как ее можно будет по праву обвенчать с Иваном, и зажить-таки в счастье и спокойствии. Поэтому все девичьи заморочки наподобие кокетства с парнями или глупую болтовню девушка усиленно не принимала, ведя себя не по возрасту взросло и, принимая за истинную жизнь пыльное наследство летописей (благо, их тогда было предостаточно) и внимательность, вместо веселости. И все ради того, чтобы Иван нисколечко не сомневался в ней, как в сестре.
Неторопливо бредя по неширокой тропинке, Наташа, наслаждаясь прохладой от сени деревьев, в какой-то момент совсем позабыла о том, что рядом с ней Литва и ее, вроде как, завоевали. Из светлых мыслей, никак не связанных с происходящим, ее вырвал голос Ториса с песней на странном языке, кажется, польском. Даже если девушка и понимала с трудом меньше половины его слов, то про вторую даже и говорить не стоило. Пытаясь расслышать, а что же он, собственно поет, девушка невольно повернулась к нему, отрешенным взглядом скользя по его лицу.
- …Хочешь, научу?...
Княжество на мгновение нахмурилась. Явно с Литвой происходило что-то неясное, пусть это и помогало ей как можно лучше тянуть время, ожидая гонца. Но даже если ее и ожидала перспектива быть замужем за Торисом, то девушка хотела бы, чтобы он был не таким болтливым. И вообще, чтобы он был другим,… другим человеком.
- Нет, спасибо. Я уж как-нибудь позднее сама с этим разберусь, – отозвалась Наталья. Разумеется, учить польский язык она никогда не собиралась.
«Вот еще, глупости какие! Буду я учить язык, который мне наверняка не пригодится. Тогда зачем учить?»
С Литвой происходило что-то явно необычное – обычно тихий и молчаливый при княжестве, он вдруг ударился в мечтания, в которых со свадьбы все только начиналось. Причем результаты своей мыслительной деятельности он не боялся рассказывать ее непосредственному участнику – Наталье.
«Ей-богу, знала бы, что Торис такой болтливый на самом деле, поколотила бы его еще в Полоцке. Но ничего, мы боремся за единую цель – дождаться гонца. А пока «суженый» с головой в фантазиях, время летит как-то совсем незаметно».
Так же незаметно они умудрились пропустить нужный поворот, хотя Максимилиан уже с самого момента пропуска недовольно фыркал, стараясь привлечь внимание хозяина. Но ему было не до дороги. В своих мечтаниях Торис дошел чуть ли не до третьего колена, в красках рассказывая, кем кто будет. В итоге они забрели в какую-то непролазную дубраву, а тропинка, которая услужливо вела их, уже минут пятнадцать, как смешалась с густой травой и исчезла.
- А черт его знает, - Наталья по-хозяйски вскочила на немного отдохнувшего коня, и внимательно осмотрелась. Помогало мало. – Может мы и к Московскому княжеству забрели, может вообще обратно повернули…
«А не будет ли выходом просто повернуть обратно и вернуться к упущенному повороту? Но пусть мой рыцарь сам сначала это поймет, а то что, я буду вести государственные дела, а он дома сидеть? Ну, уж нет!»

Отредактировано Belarus (4 Мар 2012 02:24:13)

8

- Я такой неудачник! - сведя брови "домиком" и понурив взгляд подумал Торис, - Но она же уже в моих руках, черт, это ж надо было так оконфузиться! Ничего, главное, виду не показать.
- Что ты, дорогая! Какое княжество? - живо нашелся Торис, прямо посмотрев на Наташу и натянув одну из самых убедительных улыбок, - Мы же просто немного не туда свернули. Ничего, я знаю путь, - твёрдо заключил Лоринайтис и потащил за собой белоруску, не дав ей опомниться.

Конечно же, Торис ни разу не знал, куда идти. Впрочем, он обладал навыками ориентации в четырех сторонах света по солнцу и по лесу (вроде мха на деревьях), что, несомненно, исключало их возможность уйти в Турцию. Однако вероятность того, что он точно придет в Люблин (куда он и хотел изначально) была равна очень небольшому числу процентов. Но для Лоринайтиса было важно не опозориться, так что он смело вёл Наталью куда-то на запад, потому как и Литва и Польша находились к западу от Белоруссии.
Литовцы, участвовавшие в сражении уже стали замечать отсутствие предводителя, однако мысль о его поиске заглушали их естественные потребности в пище, сне и медицине.
"Если что, устроимся на ночлег в лесу, а от медведя я могу нас спасти своим мечом", - размышлял Торис, стараясь сохранять непроницаемый вид, дабы, не дай Боже, Арловская чего не заподозрила. Тем временем края леса видно не было, а небо уже разродилось алым закатом.
-Красивый закат, не так ли? - решил развлечь ее Торис и поддержать веселую беседу.
И только тут он понял, как смертельно устал нести на себе доспехи.
-А знаешь, стой тут, я сейчас, - мягко улыбнувшись, пообещал литовец и скрылся за ближайшими деревьями.
Он снял всё железо с себя, мигом ощутив облегчение, оставшись в одной исподней рубахе и штанах. Не долго думая, Лоринайтис аккуратно сложил все доспехи в небольшой яме между двумя деревьями и прикрыл их парой веток. А для обозначения места он мечом вырезал крест на дубовой коре.
-Ну вот и всё, - вышел он к Арловской, - надеюсь, ты не долго ждала. Но теперь идти будет куда проще, - извиняющимся тоном прибавил Торис.

Отредактировано Lietuva (14 Мар 2012 08:16:27)

9

«Ну, все, вот и пригодятся уроки Оли по выживанию в лесу,… - думала Наталья, спешно стараясь запомнить, как они перемещаются по лесу, чтобы, все еще надеясь на появление гонца хотя бы ночью, девушка смогла бы легко найти дорогу обратно. – И ведь главное, он не додумался развернуться и обратно пойти! Будем плутать тут до темноты, вон и закат уже к концу подходит… однозначно надо уговаривать Ториса на остановку на ночлег».
К счастью, у княжества появилась свободная минутка для переваривания информации и точного запоминания дороги, пока ее «завоеватель» устав ходить в доспехах, решил их снять и оставить под ближайшим деревом. Дождавшись, когда он вернется к ней, девушка изобразила легкую задумчивость и приступила к осуществлению плана.
- А? Что? Ты говорил про закат? Да, он действительно прекрасный. – ответив то, что ей и полагается говорить, Наташа ненадолго умолкла, тщательнее продумывая свои будущие действия.
- Но теперь идти будет куда проще.
- Идти куда? – как она ни старалась, скептический тон все же вырвался наружу, грозя разрушить все ее планы. – Вот-вот стемнеет, а ты мне тут предлагаешь забрести еще дальше. – Наталья скрестила руки на груди.
«Стоп, так не пойдет. Нужно помягче…»
- Понимаешь, просто сейчас быстро стемнеет, и я боюсь, что на нас могут напасть дикие волкодавы, а здесь они точно водятся, видишь следы? – она указала пальцем на едва заметный след во влажной земле. – Я просто волнуюсь, что если они нападут, то, возможно, покалечат тебя и, так как мы тут, скорее всего, потерялись, я не смогу надолго помочь тебе… - она печально взглянула на парня. - Прошу тебя, давай останемся здесь на ночлег?
«Вот так уже лучше».

Отредактировано Belarus (30 Мар 2012 01:17:46)

10

Лицо Лоринайтиса выразило хмурое недопонимание, которое, через пару секунд сменилось просветлением:
- А почему бы и нет! Куда нам спешить? - молодецки махнул рукой Торис и осмотрелся по сторонам, - Вот. Тут и прикорнем.
Указав Наталье на место, из которого можно было сообразить неплохой шалаш, литовец принялся за дело. В построении убежища ему явно помогла бушевавшая на прошлой неделе буря, поломавшая несколько деревьев. Торис подобрал лежавшие неподалеку сухие ветки, часть которых пустил на оборудование крыши укрытия, а часть на костер.
- Натали, - окликнул Лоринайтис скучавшую подругу, - Если захочешь поужинать, собери ягоды вон на той поляне, - взмахом руки он указал на видневшуюся за деревьями лужайку, покрытую сочной травой.
Розовато красные полосы исчертили небо и огненный круг солнца все дальше уходил за горизонт. Поддавшись очарованию заката, Торис взял Наталью за руку:
- А хотя, идем туда вместе, - и не дожидаясь согласия, юноша провел девушку на поляну. Лежащее поперек нее сломанное дерево послужило им удобной скамейкой. Торис предложил белоруске присесть возле себя:
- Ты только посмотри, любовь моя! Как же красиво! - не смея оторвать взгляд от чарующего неба, сказал Литва. Он по натуре был человеком романтичным, да и вообще, искренне считал себя подарком любой девушке. И не было ничего удивительного в том, что впечатлительного юношу потянуло на романтику. Такую простую и легкую, под воздействием природной красоты.
Лоринайтис легко притянул к себе Арловскую и нежно ее поцеловал, мечтая в тот момент, чтоб этот миг длился вечность...

11

Спустя некоторое время Наташа уже жалела о том, что не указала Торису правильное направление. Странное, «ненормальное» поведение ее давнего знакомого пугало девушку. Пока они собирали ягоды на поляне, Арловская совсем не думала о недавнем поцелуе, как полагалось бы нормальной девушке в таком случае, она умоляла небеса лишь об одном – чтобы гонец их все-таки нашел. Или Литва поскорее устроился на ночлег и уснул.
«Но потом будет чем порадовать своих подруг у себя дома,… рассказами о моих отношениях с Торисом. Скорее, о его отношениях со мной. Так что все хо-ро-шо. Лишь бы он приставать не начал. Надеюсь, что в нем все же больше романтика, чем,… чем еще кого-то…»
- Торис,… Торис, погоди, а то потом уже не будешь испытывать удовольствия… - она успела удачно «отразить атаку» в виде очередного поцелуя. Чтобы Лоринайтис не обижался, вместо поцелуя Наташа сунула ему в рот ягодку.
«Ничего, так даже лучше».
- Скажи, а если вдруг нас найдет мой лучший гонец с каким-то очень важным делом, ты меня отпустишь в мою столицу? – видя непонимание в глазах парня, девушка продолжила - Просто я на днях жду очень важное письмо, и не хочу, чтобы свадьба и прочие пустяки мешали его исполнению. Ведь мы не простые люди – для нас работа всегда важнее, так как от нее зависит наша жизнь… - глубокомысленно изрекла княжество. Вряд ли Литва рассчитывал на нечто подобное, находясь в таком романтичном пейзаже, но этот вопрос надо было решить сразу.
«Пусть если он даже и не отпустит, все равно уеду!»
- В общем, я хотела бы закончить кое-какие дела, чтобы на тебя не сваливалось так много проблем в связи с моим присоединением.

12

Грек, клёвый дизайн! И, как видишь, я нашел время отписаться :3

Торис тяжело вздохнул: что же, ягодка хотя бы оказалось вкусной, хотя и не столь сладкой, как губы его любимой фройлин Арловской. Вскоре он благополучно устроил ночлег им обоим и, как ни странно, их первая ночь вдвоем прошла без особых эксцессов, несмотря на то, что Торису и хотелось бы лежать к возлюбленной ближе, чем за два метра.

На рассвете его разбудило щебетание птах, хотя окончательно он поднялся из уютно тёплой "норки" лишь после того, как несносный дятел решил некстати добыть себе завтрак прямо над его ухом.
- Мммм...-сонно протянул литовец, - Натали, лабас ритас, любовь моя!
Так как "любовь его" не подала никаких признаков жизни в ответ на пожелание доброго утра, Лоринайтис решил пока не будить возлюбленную и приготовить им вкусный завтрак.
Он прошел несколько метров на шум воды и увидел в низине неглубокую речку.
"Что же, этого должно нам хватить", - заключил Торис со знанием дела и, засучив рукава исподней рубахи, принялся руками ловить крупную рыбу. Ее было много, но она вечно норовила выскользнуть у него из рук, так что охотник изрядно утомился, прежде чем наловил своей дичи в достаточном количестве.
Из двух камней и сухих ветвей Торис развел огонь неподалеку от их ночлега, нацепил рыбу на острые палочки, вырезанные ножом собственноручно, и принялся обжаривать свою добычу. Очень скоро вкусный запах достиг его голодного обоняния, а уж затем разнесся далеко за пределы костра.

13

*Лит-Лит, прости меня за такую простыню, я честно не хотела :(*
«Худшие часы в моей жизни».
Наталья открыла глаза. К счастью для Ториса, его рядом не было. Но одновременно это означало то, что он сейчас где-то неподалеку и вот-вот придет, что было гораздо хуже уже для нее. Гонец все еще не появлялся, и девушка практически упала духом, не надеясь, что он вообще найдет их.
«А что, если это моя судьба? Буду жить с ненавистным мне Торисом, забуду о родственных связях, стану верной женой для него и начну делить с ним все горести и радости.… Ну, уж нет! Даже если ему удалось покорить меня, это не означает, что я должна буду поменять к нему отношение. Он еще сотни раз пожалеет о своем решении!»
Княжество, порывавшееся, было, вскочить на ноги и удрать куда подальше, вдруг замерла на месте. Ей в голову вдруг пришла самая прекрасная картина из всех, что Наташа когда-либо представляла себе: она, в красивом белом свадебном платье, с букетом неясно пахнущих цветов, танцевала с,… нет, это был вовсе не Литва, а даже, скорее, наоборот. Ее осторожно кружил в танце и придерживал за талию, чтобы та не упала от какой-нибудь неровности неведомый, и оттого все более притягательный светловолосый парень, ростом несколько выше ее. Едва девушка захотела всмотреться повнимательнее в его лицо, как запах от букета стал вовсе невыносимым, и она поняла, что пахнет он… рыбой. Торопливо осмотревшись, она поняла, что запах идет от костра. В том, что это Торис взялся за готовку, сомневаться не приходилось. Как, собственно, и в том, что он вот-вот придет за ней, тоже. Безысходность вновь овладела девушкой.
«Ну что ж, хотя бы не я виновата в том, что будет происходить…»
Слабый хруст ветки позади княжества привлек ее внимание и, повернувшись, она увидела долгожданную фигуру гонца, с которым девушка уже была достаточно знакома – переписка между ней и Владимиро-Суздальским княжеством была уже довольно долгой. Сдержать радостной улыбки у Полоцкого княжества не получилось, и, продолжая широко улыбаться, она, часто оглядываясь на едва видневшийся за кустами костер, заспешила к гонцу, стараясь особо не шуметь и ступать осторожнее.
- Ты где пропадал? – возмущенно спросила она, однако, сменив гнев на милость, едва она смогла осмотреть его внимательнее и понять, что он торопился к ней, не останавливаясь ни на минуту - Я едва не сдалась окончательно под его – Наташа кивнула в сторону ничего не ведающего Литвы -  влиянием!
- Дак я еще вчера вечером вас нашел. Вы, кстати говоря, не особо сильно сбились с пути – если бы вы захотели, то нашли бы тропу давным-давно. Я просто не хотел мешать вашей идиллии, – он усмехнулся.
- Не шути мне тут! А то ты знаешь, что с такими, как ты, во Владимиро-Суздальском княжестве делают, а еще, если и другое княжество поддержит его… - девушка погрозила ему пальцем, и оба тихо рассмеялись. Все-таки, долгая дружба дает о себе знать. – Привез письмо?
- Да, привезти-то привез, но только в Витебск, где тебя уже как сутки ждут, зная, что Полоцк сдан. Ну так что, пойдем? Я на дороге коня оставил, боюсь, как бы он сам не ушел куда, а то еще и его искать придется, – он схватил ее за руку и повел ее через деревья.
- Прекрати, я тянула время, как могла, а то уже несколько часов как была бы замужем за Торисом – Наташа поторопилась за ним, но вдруг резко остановилась. - Подожди, постой! – она потянула парня за руку, и тот резко развернулся, недоуменно глядя на нее. – А что с ним делать? Ведь наверняка он подумает, что я отправилась погулять и потерялась, или меня, что хуже, украли.… - Видя, что гонец неодобрительно усмехнулся, Наташа добавила - Не удивляйся, он действительно может так подумать… - она опешила, когда ее гонец достал из небольшой сумки, сделанной, по-видимому, из выделанной кожи кусок бересты и перо с медной чернильницей и протянул все это ей.
- Надеюсь, что он умеет читать. Уж не обессудь, пергамент предложить не могу – его осталось только на твой ответ княжеству – добавил он, видя, как к девушке все быстрее приходит понимание и та, хватая бересту, торопливо начинает на ней писать.
- Готово, – она оглянулась на терпеливо ожидавшего гонца и, прокашлявшись, прочитала:
«Дорогой Торис.
Я уверена, что у нас еще много раз будут такие выездные прогулки, но государственные дела не ждут, и именно поэтому меня в твое отсутствие забрал мой личный гонец. Не беспокойся за меня, у этого парня есть невеста, и это не я. Если что понадобится, я в Витебске.
Полоцкое княжество».

- Ну как? – обратилась Наташа к слушавшему ее парню.
- Неплохо, мне нравится. – Отозвался тот.
- А тебе все нравится, лишь бы платили за работу, – неожиданно хмуро буркнула та - А теперь отнеси это туда, где я была до твоего объявления, как можно незаметнее. Я буду ждать тебя здесь.
- И вовсе нет, – псевдо обиженно ответил он, забирая у нее обрывок бересты, письменные принадлежности и убирая их обратно в сумку, - Мне правда нравится, как ты написала, – гонец ненадолго покинул девушку.
Наташа радостно подпрыгнула на месте, не в силах выразить свои эмоции более адекватно, или, как сказала бы ее сиделка, все время бывшая с ней до этого, "более культурно". Вот как она, Полоцкое княжество, могла сомневаться в том, что после стольких лет переписки дорогое ее сердцу княжество позволит себе бросить ее в трудный для нее миг? Да никогда и ни за что!
«Он такой,… такой… весь в меня!»
Вернувшийся гонец, не останавливаясь, схватил ее за руку и потянул за собой сквозь этот, казалось, бесконечный лес, и, пока они шли, Наташа все сильнее понимала, что надолго она под властью Литвы не останется – не те времена уже, чтобы все было так и по тем же правилам, что и прежде. И, уже спустя полчаса, они вдвоем мчались по пыльной дороге, залитой жарким, пусть и осенним солнцем, и Полоцкое княжество не могло не радоваться этой, пусть и временной, но свободе, завладевшей ее сердцем.  Впрочем, никак не выпускавшей из ума образ того светловолосого юноши, так бережно танцевавшего с ней на свадьбе в задворках ее разума.

Отредактировано Belarus (18 Авг 2012 02:30:41)


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1569 г. - 1795 г. (Вост. и Центр. Европа) » Сердце красавицы склонно к измене (Беларусь, Литва)