Hetalia: Through the Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1778 г. - XX в. (Европа) » Акт первый "Первый военный нейтралитет" - предпосылки


Акт первый "Первый военный нейтралитет" - предпосылки

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время:  Осень, 1778 года
Место: Копенгаген, дом Дании
Суть: Сказ о том, как Российская Империя навестил Данию и предложил ей охранять торговлю, от слишком уж дерзких Великобритании и ко.
Применение оружия: запрещено.

Историческая справка:
В 1778 году Российская империя предложила Дании сообща охранять торговые суда, направлявшиеся в русские порты. Весной 1779 года Россия, Дания и Швеция, не вступая в формальный союз, направили воюющим странам — Великобритании, Франции и Испании — декларации о мерах, предпринятых ими для защиты нейтральной торговли, и выслали в море по небольшой эскадре.

Вступительное:
Дания сидит у себя дома и его не устраивает, что торговля идет из рук вон, не так давно он получил письмо от Российской Империи, обеспокоенного тем же, и пригласил к себе для совместного обсуждения ситуации на Балтике и суше.

2

Тишина нависала над кабинетом, пока входная дверь с громким хлопком не распахнулась и в нее не влетел раздраженный парень. Сегодня, для него просто день осла в буквальном смысле, Все, за что бы он не взялся, просто-напросто из рук валится. Ругаясь на все, даже если рядом никого не было. Кинув камзол на кресло, датчанин сел за свой рабочий стол и начал перебирать бумаги, которые в беспорядке валялись на столе.
- Да что ж такое происходит в последнее время? Торговля ну никак не налаживается, чтоб ее! - проворчав очередное ругательство откинулся на спинку кресла. Раньше все казалось так просто - не ладится - напал на кого-то обчистил, да живи спокойно, а теперь, постоянные конфликты со Швецией, мировой рынок, растраты на вооружение армии. И все нужно держать под своим контролем. А с каждым столетием это все сложнее. Меняются короли, власть, менталитеты, мода. Обычного человека это давно бы с ума свело, чтобы за одну жизнь поменять несколько раз свою жизнь, религию, убеждения. И как бы этот скандинав не любил драки в прошлые времена, да что там греха таить и сейчас, но конфликт развязать просто, а выйти из него сухим - трудно. Хенрик прикрыл глаза, постукивая пальцами по ручке сиденья. Тут, ему в голову, чисто случайно стукнул тот факт, что недавно ему пришло письмо от Российской Империи. "Погодите-ка, но с чего это Россия прислал мне письмо? Он вроде как не особо меня как союзника после 1700 года жалует, хотя про войну я не слышал. Надо бы глянуть..." - открыв глаза, королевство сразу же метнулось к бумагам на маленьком столике у входа, куда обычно складывались его письма. И правда, на самом верху лежало письмо с русским гербом. Взяв бумагу в руки, Дания вернулся к своему креслу и устроившись по-удобнее, подпер кулаком щеку, засев за чтение. С каждой строчкой брови скандинава поднимались все выше и выше. Дочитав до конца, датчанин, с округлившимися от шока глазами, положил бумагу на стол и усмехнувшись откинулся на спинку.
- Ну надо же! У него то же самое с делами! Вот те раз. Великая Империя тоже с торговлей не справляется. Ну что же, может ответить ему? Точно! - встав из-за стола, направился к секретеру. Достав оттуда бумагу и перо с чернилами, засел за письмо. В конце, запечатал и поставив свою печать, отправил Империи письмо примерно такого содержания:
Российской Империи, Ивану Брагинскому.
Доброго времени суток. Я был весьма удивлен тем фактом, что вы, Иван, находитесь в таком затруднительном положении. К слову, у меня все точно так же. Вы указали, что знаете выгодное решение этой проблемы. Я предлагаю вам приехать в мою резиденцию, чтобы обсудить данную тему. Надеюсь, что вместе мы сможем разобраться с этой проблемой.
Королевство Дания, Хенрик Хансен

3

В последнее время дела с торговлей шли из рук вон плохо, его императрица была этим очень сильно недовольна, Российская Империя, обладавшая запасом меха и многих других товаров, никак не могла наладить торговлю, во всем была виновата потасовка между Испанией, Францией и Великобританией. Брагинскому, по сути было абсолютно безразлично, что они там между собой в очередной раз не поделили, но когда дело коснулось прибыли от торговли Российская Империя сильно озаботился. Он не мог ручаться за сохранность товаров, попади они на морскую территорию Артура, при всей его не любви к всему русскому, захватывать суда он никогда не гнушался, как и их содержимым. Поступать на «авось» не хотелось, все же от выгодных сделок, зависит благополучие детей. Поэтому нужно было найти себе единомышленников и составить некое соглашение, которое бы охраняло их от произвола, и заставило бы раскошелиться тех, кто умудрился бы его нарушить. И Брагинский принялся искать «собратьев по несчастью». Как оказалось его «северным друзьям» так же не везло, раз на его письма ему удалось получить ответы.
А так, как его соседи не были его родственниками, то с успешными похоронами «топора войны» дело не стало. Получив письма от датчанина, русский направился к нему, дабы поделиться своими соображениями и послушать его идеи. Дорога выдалась необременительной, и Брагинскому даже удалось выспаться перед встречей. Когда карета остановилась аккурат перед домом Хенрика, Иван, отозвав свою свиту, подошел к парадному входу и постучался. Ему открыл привратник в ливрее, по количеству свиты и тому, что Российскую Империю «знали в лицо», он без особых слов проводил его к своему господину.
- Многие лета Хенрик. Как дела твои?
Поздоровался Иван с хозяином дома.
- Я давно у тебя не был, твой дом выглядит куда лучше, чем прежний. Украшательство и реставрация пошли ему на пользу. Я вот тоже хочу заняться Кремлем, он не тот что раньше. Мой правитель, желает твоему, многих лет жизни и мирного правления в наши опасные времена.
Итак, с формальностями было покончено, Российская Империя ожидал ответа радушного хозяина на его речи, а так же реакции на последнюю фразу, по крайней мере он был приглашен, как раз затем, чтобы обсудить возможности торговли в то время, как Артур, Франциск и испанец выясняют отношения.

4

Сколько бы лет не прошло, а Российская империя совершенно не менялся. Хотя Датское королевство знал его, как очень сильное государство, но его умение быстро успокаиваться, и если дело касается экономики, налаживать отношения, необычайно поражало Хенрика. Но все же Хансен понимал, что когда-нибудь ему перепадет за быстрый выход из Северного союза. Но сейчас не в этом дело. Когда Иван вошел, датчанин, в знак уважения встал с места. Чуть кивнув империи, Хенрик чуть улыбнулся на его слова.
- Здравствуй, Иоанн... Да, много воды утекло с тех пор, как мы последний раз виделись. Что же, проходи присаживайся. - указав рукой на кресло перед своим столом, Дания подал знак привратнику, и тот быстро исчез за дверью.
- Спасибо, сам наверняка понимаешь, после бомбардировки моей столицы пришлось многое восстанавливать, да и за эти 80 лет многое поменялось. Что же, могу только пожелать тебе удачи в этом деле, новшества почти всегда идут на пользу, особенно если дуло касается культуры. Передай своей прекрасной императрице поклон от моего короля и ответные пожелания здоровья и благополучия. Что же о мире, то к сожалению на него приходится только надеяться, так как из-за некоторых государств держать торговлю сложно, и нужно что-то предпринимать - некоторое время помолчав, Хенрик продолжил - Но мы для этого и собрались, так что, я думаю можно начать наш разговор. - сев на свое место, королевство вздохнул и сложив пальцы в замок внимательно посмотрел на своего собеседника. Что же касалось его речи "от короля", то тут приходилось действовать самому, ибо его власть на данный момент не самая лучшая, сам король был душевнобольным, а его мачеха буквально заправляла всем, поэтому сложно было сказать, что в Дании все благополучно.

5

Формальные приветствия были частью мировой политики и этикета, все же те из детей, что стали управлять другими, были достойны добрых слов и пожеланий, далеко не каждый может стать во главе государства и нести ответственность за свои действия не только перед людьми, но и перед ним. Романовы ему нравились, в них, что называется, была та самая загадочная русская душа. Да, многие его дети недоумевали, чего же Император не сочетается браком с простой русской девушкой, да все внешняя политика. Нужно было же налаживать связи соседские, дабы конфликты бескровно решать, а не собираться всякий раз на войну из-за недоразумений, связанных с хорошей шпионской игрой других стран.
«Хенрик, сама любезность. Выходит мои опасения насчет торговли опасны и для него. Вечно Артуру с Франциском не сидится на месте. Хотя, кто знает, что у них на уме. Возможно, им даже выгодна конфликтная ситуация. Забирать себе наше добро, не заплатив за него, а все сваливать на склоку. От старого пирата, вполне ожидаемо.»
Датское королевство перешел к делу, ох уж эта северная деловая хватка. По сути с «северянами» в этом плане, было приятно иметь дело, никаких лишних расшаркиваний и прочих ненужных телодвижений. Прямолинейно и просто. С южанами, приходилось сложнее. Не побалагуришь на пирушке ничего и не получишь. А по сути, все дело в одном маленьком пункте соглашения. А сколько лишнего…
«Выходит, мы будет создателями конфедерации. Давно я не занимался внешней политикой. И все на благо торговли.»
- Боюсь, Хенрик, покой и мир, нам могут лишь сниться. Не хотят соседи наши жить мирно, все им не так, да не то. Возможно, все это от хворей каких или же не были они давно в бане, вот и вымещают дурное свое расположение духа на детях своих. А нам всем что делать? Не понятно. Торговать то не можем, моря –океаны - территория уязвимая, рискуем ничего не получить за товары свои.
Российская Империя говорил серьезно, сложившаяся ситуация порядком надоела, у него уже второй год, пушное дело стояло на месте, того и гляди, появятся бунтовщики, а куда им горемычным деваться, если куска хлеба нету.
- Надо нам, друг мой, найти управу, на дела такие. Вынести на мировую арену документ, по которому, торговлю сделать нейтральной и защищенной. А тем, кто будет суда наши разрушать, придется платить по рыночной стоимости ущерб. Тогда не будут наши соседи мародерствовать, остерегутся. Есть ли среди твоих соседей, те у кого так же, как у нас не идет торговля? Надо бы их тоже привлечь, чем больше стран войдет в этот договор, тем сильнее он станет. Для первых вошедших, мы могли бы разработать льготные условия.
На «льготах» русоволосый мужчина улыбнулся, купцы его научили правилам торговли новым товаром. Заинтересовать потенциальных покупателей надобно, да так грамотно, чтобы те пришли с друзьями своими.
«Заинтересовать их надо. Например, не брать пошлин больших на товар их, когда как другим увеличить их. Вот и будут, интересоваться документом нашим. Бог в помощь, как говорится.»

6

Всегда было приятно иметь отношения с Россией. Уже много лет, датское королевство знало эту страну, даже вроде они были ровесниками по возрасту. Но не суть это. Главное в том, что Иоанн был быстр на принятия решений, да и сделки предлагал выгодные. Сколько они и ним торговали в славные времена викингов. Но тут дела обстоят труднее. Нужно что-то предпринимать, для решения проблемы с Англией, Испанией и Францией. Вот именно они сейчас подрывали его экономику, да и не только его. Хансен подпер голову рукой слушая империю.
- К сожалению, все так, как ты говоришь. Решают свои проблемы уж слишком буйно. А вот к сожалению, твоими хвалеными банями у них и не пахнет, даже банальной сауны, как у Финляндии, у них нет. Вот поэтому и ругаются наверное. А протестов остальных держав, даже слушать не хотят, да ведут себя, как несмышленыши. Хотя вроде столько лет за их плечами. А остальные только страдают, продолжать независимую от них жизнь вести не могут. - Дания вздохнул. Дальнейшие слова государства Российского, его как всегда неплохо притянули. Дат очень любил морскую торговлю, да и собственно говоря просто торговлю. И вот, похоже что он знает, кого можно привлечь к их делу.
- Это правильное решение, Иоанн, ибо только таким путем, мы сможем вести торговлю не зависимо от конфликтов других. вот, например, разрушат они что, кораблю с товарами, например, пускай оплачивают его полную стоимость! Чтобы не терпеть дальнейших убытков нам, да причем немалых! Из соседей, говоришь. Вроде бы, братец Бервальд присылал мне письмо, обожди, сейчас найду. - с этими словами, королевство встало и подойдя к небольшому столику со стопкой писем. Найдя там нужное, от королевства шведского, Хенрик снова вернулся к своему собеседнику, да союзнику.
- Вот оно, это письмо, от брата младшего. В Швеции тоже дела идут неблагоприятно, да ситуация схожа с нашей. Думаю, он бы мог нам помочь, с преодолением сложившейся дыры в экономике. Я думая, что он присоединится к нашей с тобой идее с радостью. С Норвегией и Исландией же, все проще, они под моим контролем сейчас находятся, поэтому, я за них подпишу. - васильковые глаза датчанина блеснули неким удовольствием, предвкушением будущего решения проблем торговли. Дело остается за малым. Обговорить документ полностью, уточнить его пункты, да подписать.

7

Понравились Иоану речи Хенрика, в особенности про баньки, верно были их соседи странным народцем: в бане не парились, опосля пиво с рыбкой и мясом не вкушали, а уж о горячей водице «Водке» и говорить нечего. Видимо сидело в них «раздражение», которое они предпочитали выплескивать лишь посредством военных конфликтов. Кто-то что-то не то сказал и все, быть войне. Что за позиция такая!
- Верно молвишь, Хенрик, и как они без сауны или бани обходятся? И после этого им еще хватает наглости заявить, что это мы – дикари.
Брагинский дружески улыбнулся хозяину сего чудного местечка, ему было намного проще вести дела с северными соседями, чем с кем либо еще, даже разговоры с родственниками, нет нет, а приносили некоторую долю раздражения. Стоило начать разговор о важном, их так и «подмывало», вспомнить как в э-нном году в Масленицу, Иван не сжег их чучело первым или же во время гулянки, он, будучи в разгульном настроении что-то сказал, а те смолчали и копили в себе недовольство…
  «Эх, родственники на то и близкие, что вечно будем ссорится из-за пустяков, Богом нам даны дабы испытать нашу веру и терпение.»
-Главное, разработать сей документ, да заставить бунтовщиков его признать, а захотят ли они? Не в их же пользу решаем.
Задумался Российская Империя о мировом признании сего документа.
«В принципе все желают вести торговлю по морским путям, надо сделать наш документ «приятным» для большого количества государств. С сестрами и ближними моими соседями проблем не будет, а вот как быть с Австрией и иже с ним?»
- Разумею, что торговля – сама по себе дело выгодное, тут можно и с врагом своим объединится дабы приумножить блага свои. Надо нам сегодня набросать план примерного закона, а после уже вместе с союзниками издать его, а потом, направить соседям нашим на соглашение. Скажи, брат твой, сможет к нам приехать для сего правого дела?

8

Довольная улыбка проскользнула по лицу королевства датского, когда тот увидел, что его собеседник оценил его слова. Что поделать-что поделать, таков уж мир. Отношения ныне вещь шаткая, чуть что - все на смарку. Но Хенрик не ссориться тут собрался, а наоборот все укреплять, ибо связи с Россией - всегда выгодно. Вот и сейчас, Хансен, убрав ладонь от лица, немного пожал плечами, отвечая на слова империи.
- И действительно, как? Дикарями? Да, собственно, они не лучше, забыл что ли пират зеленоглазый, кому он политикой и монархом обязан. Не приехал бы в 1013 году на его земли, не посадил бы Кнуда на престол английский, что бы с ним сейчас было? - Задумчиво, немного риторически проговорил Дания, так же улыбаясь в ответ русскому своей типично-датской улыбкой, от души, как говориться. Хорошо с ним дела идут. Легко говориться, явно чувствуется этот северный дух в нем. Все же, общего у северян и России много, этого не отнимешь. Кстати, как там его "братья по крови" поживают? Исландия с Норвегией всегда с ним, все же под его властью находятся, а вот от Швеции давно нет новостей, да и от Финляндии тоже.
- Им придется его признать в любом случае, Иоанн! Даже если они его сейчас не признают, потом, когда с аналогичным поворотом столкнуться, то поймут свою глупость. Да и сейчас, этот документ был бы многим нужен, не думаю, что только Балтика мучается от действий этой ребятни, но и другие страны так же, так что союзников найдется много, поэтому, тут уж пробьемся, не в первой! - снова довольная улыбка озарила лицо скандинава. Он встал со своего места и подошел к окну, оглядывая двор. Спокойно сейчас, только королевские конфликты, но этого не отнять. Всегда будет продолжаться борьба за власть. Это такая вещь, которая лишает головы любого, и он грешил этим. И его брат. Услышав упоминание о нем, Хейно тут же обернулся и подошел к столику с письмами.
- Без торговли нынче никуда, она играет одну из важнейших ролей в мировых отношениях, и мы должны ее поддерживать. Ты прав, надо сегодня набросать первые пункты... - Покопавшись в стопке писем, Дания нашел гербовую бумагу от Бервальда, пробежавшись по ней глазами, королевство, который раз за день блеснув довольной улыбкой, положил бумагу на стол. - Приедет, Швеция, куда он денется. Положение - аналогично нашему, так что, я его могу немедленно вызвать в Копенгаген, благо, недолго ему ехать ко мне! - с этими словами, датчанин начеркал несколько строк своему брату, и позвонив в колокольчик, вызвал привратника и подойдя к нему, спокойно объяснил.
- Кристиан, вышлите гонца с этим письмом в Стокгольм, к моему брату, пусть передаст ему, что его присутствие было бы очень кстати, да и ему выгоднее проблему решить с торговлей! - Привратник поклонился и молча удалился, а Хансен, снова вернулся к столу, сем на свое кресло.
- Скоро и Бервальд прибудет, Иоанн, так что, наш документ быстро выйдет в массы, тут я не сомневаюсь!

9

- Уж даже и представить не могу, друг мой, чтобы стало с нашим общим знакомым, чай не был бы он так прыток в мореходстве. Жалеешь уже небось, что «помог» его развитию?
Брагинский улыбнулся, он отлично понимал своего северянина, очень часто получается, что лучшие начинания превращаются в неведомо что. Нет, русский не поддевал соседушку своего и не старался иронизировать, наоборот, во взоре обращенном на Датское Королевство ясно читалось «понимание», смешанное с крупицами сожалений. Впрочем, что уж толку то. «После драки», как говорится, «кулаками не машут».
Идей у Российской Империи всегда было множество, хотел он помимо договорных отношений узаконить нечто вроде гильдии, этакой силы купеческой, чтобы не давать враждующим прорваться на рынок мировой, пока не остудят они пыл свой, да не уразумеют, что прошел век захватнический, и наступило новое время. Что не войною стоит идти на соседа своего, а стараться примирится, чтобы в гильдию вступить, да получить возможность получать за товары, что в избытке то, чего нет на земле родной. Ведь есть же в странах дальних любопытные культуры зерновые, которые могут пригодится в земледелии.
- Это хорошо, что нас более двух, если создадим выгодный документ, сможем привлечь не только своих товарищей, но и соседушек. Хотя, брат мой, Хенрик, я думал, что хорошо бы еще договор наш подкрепить созданием единой торговой гильдии в которой каждый из нас будет торговать на лучших условиях тем, что у него в излишках. А дабы избежать конкурентов, мы могли бы ввести негласное правило, что, я например, торгую шкурами лисьими, а ты волчьими. А кто воюет, не сможет вступить в наши ряды, вот поправит свое положение, так примем. Хотя….
«Впрочем, продержится наша гильдия в мире не более нескольких лет, всем захочется вступить в нее и заодно возглавить, чтобы диктовать свои условия торговой гильдии и изредка, поворачивать ее «голову» в ту или иную сторону, удобную для того, кто встанет у истоков.»
Не хотел Российская Империя, чтобы их новое детище, обернулось супротив них и решил озвучить свои опасения Хенрику.
- Терзает меня мысль, что может это наше доброе начинание сгинуть в бездну, обязательно найдутся те, кто захочет встать «у руля», может нам стоит как-то ограничить действия наши, дабы никто не мог полноправно всем распоряжаться? От войн оградимся тем, что будут нам за испорченный товар платить, равно как если бы он и был страною получен в цельности и сохранности. А если сие предоставить гильдии, наймем людей ученых, пуст взыскивают и расследуют, а деньги поступающие не только к нам отправлялись, но и на развитие дела нашего благого. Как думаешь, друг мой?

10

Не сказать, что вся экономика Швеции была в порядке. Не сказать, что и самого Бервальда это вовсе не волновало.  Беспокоило, еще как. Однако Густав III как всегда обещал все поправить, но как же иногда Швеция не любил верить людям. Нет- нет, не в коем случае он не сомневался в силе своих королей, правда иногда казалось, что не все в состоянии сделать что- то нужное и полезное людям.  В истории Бервальда было много таких, кто в самом деле создавал что- то необходимое.
Стук в кабинет отвлек шведа от размышлений. Ему принесли письмо, как ни странно, от Дании. Чуть нахмурившись, Бервальд взял в руки конверт и немедля его вскрыл. "Что же ему от меня вдруг так срочно понадобилось?Я занят- занят... " Пробежавшись глазами по тексту, Швеция, сказать, немного удивился. "Российская Империя? Почему с ним? Мы ведь так не решали..."
Стоявший в дверях гонец негромко кашлянул, словно напомнив о себе. Бервальд поднял голову. "Ехать... Да и какой толк? Король не одобрит самодеятельности.  Ладно."
- Мне нужно в Данию. Приготовь транспорт. - гонец тут же исчез, а швед на скорую руку написал Королю записку о том, куда он направляется и незамедлительно вышел из кабинета.
Дорога до дома Дании была ему настолько знакома, что он почти и не обращал на нее внимание и поэтому странно посмотрел вокруг, прибыв в Копенгаген.
- Ни капли не меняется..
Дорогу до кабинета своего старшего брата он знал наизусть, поэтому не стал задерживаться в главных дверях и быстро поднялся наверх.  Постучав пару раз кулаком по двери, Бервальд осторожно открыл ее, не забыв опустить руки по швам. Привычка, что уж поделать.
- Добрый день.

11

- Да что уж теперь злиться на самого себя... И ты это прекрасно понимаешь, друг мой. Он прыткий, цепкий. Но, слишком долго является сильнейшим. Все когда либо рушится. Ничто не вечно. Все мы наступаем на одни и те же грабли из года в год. Но мало кто усваивал полезный урок. Конечно, хочется оставаться или быть сильнейшим. Но, когда все начинает из рук вон валиться, когда начинаешь понимать, что скоро все канет в небытие, понимаешь, насколько ты был глуп. Как я, некогда провалился с Кальмарской Унией, как Швеция со своей манией к завоеваниям. Ты его вовремя тогда остановил. И на том тебе уже спасибо, Иоанн. Но к чему я это все веду. Даже в нынешних силе и размерах Британии, уже видны трещины. Ты же наверняка слышал, что Альфред решил жить самостоятельно, и уже воюет со своим воспитателем? Так что недолго ему уже осталось пировать на вершине мира сего. - Подвел итог Хенрик, посматривая в окно. Сколько уже таких было? Десятки? Сотни? Тысячи? И все одни и те же грабли. Говорил он немного грустно. Мало приятного в воспоминаниях о своих неудачах. Но кто не проигрывал? А вот торговля, это еще давний конец Дании. Ну, можно так сказать. С самого начала он отличался предприимчивостью, и этого не отнять. Теперь лишь оставалось все хорошенько обдумать, чтобы избежать подобных конкурентов, и не давать "особо резвым" утверждать свои законы, что будет не очень кстати. Видимо, его брат по крови так же думает. И это им обоим на руку, осталось дождаться Швецию. Который просто обязан приехать сюда! Иоанн тем временем уже предлагал наиболее выгодные для них позиции. Королевство датское улыбнулся и подошел к столу, стоящему у окна. Там лежала небольшая стопка бумаг, да и перо так же. Уперевшись руками в стол, Дания кивнул головой, посмотрев на Российскую Империю.
- Торговая гильдия, говоришь? Это было бы весьма кстати. Но, ты прав. Страны бывают разные, а особо бойкие тут же начинают диктовать свои правила. Знаешь, надо вести такую систему, где никто не сможет установить свои права, не прослушав мнений других на этот счет. И пока не будет достигнуто общее решение, наиболее выгодное для всех в целом, нового не утверждать. Как ты думаешь на этот счет? - Услышав шум за окном, изначально, датчанин не придал этому никакого значения. Но услышав шаги за дверью, которые он уже слишком хорошо знал, Хенрик поднял голову, выжидающе смотря на дверь. Его ожидания подтвердились, ведь в кабинет зашел ни кто иной, как Бервальд Оксешерна. Оставив бумагу на столе, Дания подошел к брату, протянув тому руку.
- С приездом, Бервальд, рад что ты все же решил присоединиться к нашей задумке!

12

Из века в век, каждое из государств, пыталось помыслить о мировом господстве. Некоторые опьяненные быстрыми победами, решали, что ноне им подвластно все и «забирались» в своих притязаниях все дальше, забывая при этом, о той цене, которую пришлось платить за каждую победу. Людской источник сил не так уж и неиссякаем, а плененные однажды никогда не станут под чужие знамена без «ростка» умысла погубить тех, кто так поступил с его родиной. И государство «падало», да так, что рисковало размозжить главу свою на смерть. Впрочем, это не мешало потом стране, мирно продолжать существовать. Их главное преимущество перед людьми, это бессмертие. Невозможно полностью уничтожить целую нацию, память о ней в людях не даст государству погибнуть.
- Верно молвишь, друже мой, Хенрик. Нельзя допустить, чтобы кому-то под силу было сосредоточить власть в своих руках. Без общего собрания, лучше и вовсе не решать никаких вопросов, а ежели разойдемся во мнении, по какому либо вопросу, то дадим три дня сроку «меньшинству», чтобы сами приняли решение. Если же и после сего, будут супротив нас, тогда на данный вид торговли на их территории будет наложен запрет. По сути, мы не будем отвечать за судьбу их товаров посланных по морским путям, на свой страх и риск могут лишь уповать.
Молвил Брагинский, несколько призадумавшись. Проект был прекрасен, но вот в осуществлении его уже возникали трудности. Например, на поздних вечевых собраниях одни мужи, подговаривали других, и принимались решения важные, да не в общую пользу. Это ведь его детушки, а тут иноземные государства, опыт общения с которыми был в общем весьма печальным. Хенрик, да Бервальд, северные соседи, на них мог положиться Российская Империя, чего не сказать о Польше, с которым со времен «Смутных», Брагинский не желал иметь дел, хотя и приходилось.
«От таких как он, да Англия и следует защитить его. Вступят ведь.»
- Друг мой, думаю можно и главу избирать на год, но дабы защитить его от соблазнов, ограничить его деятельность одним делом. Например, снижение пошлины во всех государствах на определенный вид товаров. Он будет со всеми нами говорить, а после принимать решение, которое мы можем как отклонить, так и признать. Разумеется, мало кто захочет принимать столь высокий пост, так вот, я подумал….
Брагинский на миг замолчал, что и говорить, русскому нравилась его эта идея, да и знал он, что с северянами можно говорить просто. Ведь не таил он от них хитрости какой.
- Что если ему в качестве поощрения год после служения, разрешать проводить торговлю по малой пошлине. И ему приятно, и нам хорошо. А ежели будет он, к кому симпатией проникаться, али и вовсе в сговор пойдет, так государство это, не сможет десять лет принимать решения на совете, автоматически «за большинство» будет. Вот и…
Хотел продолжить русский, как появился Швеция.
- Рад, что ты нашел время. Я и тебя хотел видеть. Только с вами, други мои, я могу обсудить защиту водных путей и товарные дела наши.

13

Как помнилось Бервальду, приглашение ему прислал Дания, который уже протянул руку для приветствия. Пожав ее. швед оглядел глазами помещение и остановился взглядом на России. Да, эта страна набирала обороты, чем заслужила уважение к себе. Швеция ценил таких устремленных, отчасти трудолюбивых людей, пускай они и были странами. Трудолюбивая страна- праздник для ее правителя и невероятная польза. Но не сказать, что всякое трудолюбие ведет к успеху. Порой, именно это и мешает достичь желаемого.
Так вот завидев Россию, Бер учтиво и кротко поклонился:
- Я так же рад встрече. Но я не совсем в курсе того, что здесь происходит.

И в самом деле. Швеция зашел в самый разгар обсуждения, поэтому обрывки фраз ему не совсем были понятны. Да, Дания сообщил ему о том, что будет возможность заключения гильдии с Российской империей, не более. Скорее всего, по раздумью "старшего" братца, швед должен был сам догадаться о чем будет идти речь в ближайшее время. Но, похоже, Бервальд оказался не столь догадливым и переводил взгляд с датчанина на русского. Беспокойство? Нет, никого беспокойства. как всегда- только равнодушное спокойствие в темно- синих глазах. Впрочем, в этом плане не стоит завидовать Швеции. За его спокойствием скрывается лишь неспособность хоть как- то выражать свои эмоции. Из радости выходит ужас и так далее. Да и лишь поэтом парень решил однажды, что будет исправлять положение вот этим своим равнодушие, что, как ни странно, оказалось действенным.
  Прождав нужную паузу, Бервальд все же осмелился тихо задать свой вопрос:
- Я могу поинтересоваться,  в чем заключается суть наших переговоров и на каком они этапе?

14

Живости датчанина как всегда только позавидовать было можно. Хансен довольно улыбнувшись брату, вновь перевел взгляд на русского. Да, к сожалению северный сосед приехал в самый центр разговора, так что дл я начала нужно было объяснить братцу, что зачем и почему. Но тут вина самого датчанина, который быстро все написал, решив, что Бервальд со своей головой, все и поймет, но как оказалось, что-то Швеция не понял совсем. Жестом пригласив брата к общему столу, Хенрик, все так же на улыбке начал объяснять.
- Извини уж, брат, но тут моя вина. Как я тебе написал, Иоанн предлагает создать торговую гильдию, чтобы оградить наш товар от набегов ныне воинствующий Испании, Франции и Англии. Сам понимаешь, Бервальд, такое решение сейчас очень кстати, учитывая наши с тобой убытки в последнее время. К чему мы пришли на данный момент, так это создание документа, да гильдии. Решения будут приниматься на общем совете. Сейчас был разговор о главе., - с этими словами датчанин перевел взгляд на русского, улыбнувшись тому и кивнув головой, в знак того, что ему по нраву пришлась так идея, что он сказал, и продолжил уже смотря на свея, - В чем заключается идея главы гильдии, он будет снижать или повышать пошлины на товары, иметь со всеми дела, но при этом, если сам пойдет в сговор с другими, то в течении десятка лет они принимать решений не будут, всегда оставаясь в "большинстве". А чтобы человека пригласить на данный сложный пост, мы дадим ему поощрение в виде года торговли по малой пошлине. - Хансен оперся руками о стол, показав, что кратко он изложил, что требуется. Но вроде как Россия так и не договорил своей идеи и следовало бы ему продолжить.
- Иоанн, ты не договорил своей идеи, мы тебя перебили, друг, теперь ничего мешать не будет, так что мы, пожалуй, продолжим наш разговор, уж очень хорошая идея.


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1778 г. - XX в. (Европа) » Акт первый "Первый военный нейтралитет" - предпосылки